re22ka (re22ka) wrote,
re22ka
re22ka

Categories:

Адреналиновые истории - 13. ""Кругом одни евреи""...

Оригинал взят у radmirkilmatov в Адреналиновые истории - 13. ""Кругом одни евреи""...
Мой батя всегда хотел выучить арабский язык. Сейчас такое желание может быть не правильно понятно. Но для татарина это совершенно естественное желание. Будучи от рождения двуязычным, он на слух понимал многие слова и даже молитвы, но не имел ни времени, ни терпения учиться.
После его похорон я открыл его учебник арабского языка.
Увидел арабскую «вязь» – и учиться сразу расхотелось.

Еще через год я случайно открыл ту же самую книгу – и до меня вдруг дошли принципы, на которых основана вязь. Оказывается, ничего сложного. Третий класс средней школы - максимум. Самое сложное в ней – психологический барьер: что эту хрень справа налево вообще можно читать.
На эйфории от того, что постиг «хрень», прочел первый урок, второй, третий…
Без проблем дошел до десятого урока – все было понятно.
К тому моменту, когда у меня (через объявление в газете) появился репетитор, я уже самостоятельно освоил первый семестр арабского факультета.

Месяц занятий с преподавателем – и я прошел второй семестр. Учитель пожимал плечами – он никогда не видел такой скорости и одержимости. Но меня «перло»… там не было никакого банковского дерьма.
Похоже, все в финансах и банках меня стало отталкивать, и мозг отчаянно хватался за любое дело – кроме «дела». Видимо, подсознание, действительно, безнадежно тяготилось работой. И иностранные языки стали «отдушиной». Когда сменил работу, успехи в языках снизились, и даже интерес к ним упал.

Вряд ли кто-то пойдет такой дорогой, но если «мазохизм» помогает при изучении иностранного языка, вдруг кому-то этот опыт покажется интересным.

Преподаватель тоже много значит.
Мой учитель арабского дал мне один из лучших советов, как учить иностранные языки: не надо стараться переводить свою жизнь на арабский. Такой жизни на арабском просто не бывает.
Не надо мучить себя и других.
Представь лучше, что у твоего отца 20 верблюдов, три жены и десять детей. Научись описывать этот мир, чтобы научиться думать и говорить по-арабски. А когда научишься «классике», тогда сможешь рассказывать и про себя, и про все остальное.

Мусульмане искренне верят, что арабский язык – это язык ангелов.
Наверно, это тоже способ мотивировать.
Если тебе дается этот язык, такой аргумент должен быть очень приятен… Однако тогда эту «фишку» я не знал, ангелов не видел. А легкость изучения намного проще объяснить абсолютно математической логикой языка.

Большинство учебников иностранных языков пишут гуманитарии – для гуманитариев.
Но у гуманитариев не бывает логики, у них есть правила и традиции.
Гуманитарии зубрят, а инженеры думают иначе.
И если считать быстрое изучение языка – чудом, тогда мои «ангелы» были преподавателями авиационного института. И таких «ангелов» вокруг… просто присмотритесь.

К 32 годам оказалось, что после года не-напряжного изучения арабского, я понимаю его лучше, чем английский, который с разной степенью усердия учил в школе, универе и самостоятельно – целых 20 лет. Вот что значит разница между тем, как учатся технари – и как гуманитарии.

Особое удовольствие арабский язык стал доставлять, когда я стал читать по арабски Святые тексты. Тот, кто впервые берет в руки арабскую Библию или Коран – не может пройти мимо очевидного факта: у двух строчек оригинального текста –почти всегда шесть-семь строчек перевода.

Когда в кино переводчик говорит в три-четыре раза больше, чем гость-иностранец, любому очевидно, что переводчик что-то домысливает от себя. И большинство анекдотов про переводчиков – как раз вокруг таких ситуаций.
Однако когда такое происходит с Книгами, считающимися «Святыми», никто не смеется. А есть чему. Все переводы любых Святых книг, что Пятикнижия, что аятов Корана - отражают не столько суть самих Книг, сколько мнение по их поводу переводчиков. И чтобы понять настоящее содержание – требуется медитировать над первоисточниками.

Вчитываясь в тексты и сравнивая свое понимание с разными переводами, неожиданно для себя я обнаружил, что оригинальные книги – чаще говорят совсем о другом, чем принято считать. Понимание Святых текстов – не более, чем традиция, которая появилась два века назад, и за которой было несколько интересных фактов, о которых сегодняшние богословы – либо не знают, либо помалкивают.


Православный христианин стал человеком, внимательно читающим Коран по арабски. Иногда спрашивают – как так? А как может быть иначе? Вопрос выбора веры – сродни вопросу: кого ты больше любишь – маму или папу?
В исламе есть то, что нет в христианстве – стремление к справедливости.
В христианстве есть то, чего нет в исламе – вера в потенциал человеческой души.
То и другое – две стороны одной гармонии. Себя самого можно делить на левую и правую половину, но никак не по вопросам Веры.


От снобов православия часто можно услышать, что вершины христианской мысли надо постигать по гречески? Ведь Русь приняла христианство – именно от греков.
Но позвольте, а от кого получили веру сами греки?
Про греков рассказывают много анекдотов, где греки предстают лживыми, жадными и примитивными. Половину того, что говорят про греков – говорят про евреев и про любой другой народ. Достаточно прочесть, что пишут американские или польские газеты про русских, чтобы научиться верить только своим глазам.
Иногда посредник действительно нужен.
Но не для разговора с Богом.

Если древние были евреями, книгу написали евреи, и евреи сохранили эту традицию, добавлять в коктейль греческие запахи – нужно только для того, чтобы был повод свернуть от канона – в сторону. Чтобы путать и темнить…

С христианством действительно много вопросов. Вон, Пушкин ни разу не называл себя православным и христианином. Лев Толстой только в преклонном возрасте открыл для себя Евангелие. Современный канон христанства возник во второй половине 19-го века и был среди инструментов немецкой династии и государственного насилия. И найденный где-то на Востоке именно немцами «греческий канон», объективно, помогал им в оболванивании и манипуляции.

К слову, даже «драконы» древних легенд – при переводе с арабского оказались «медведями». Привет Григорию-Победоносцу.


За арабским языком есть еще странная конспирологическая «история», которую не рассказывают ни арабы, ни филологи.
Практически все арабские слова встречаются в любом восточном языке: от казахского – до марокканского. Практически все арабские грамматические правила также понятны всем, от перса – до татарина.
Древние арабские тексты вообще написаны на том же языке, что древние тексты таджиков.

Когда у разных языков есть такие общие корни – это стопроцентный повод считать языки родственными. Но почему то именно для арабского (и еврейского) языка – лингвисты специально создали отдельную языковую семью – семитскую. Где языки существуют и развиваются по своим правилам – и не мешают «индо-европейским» или «тюркским» соседям

В науке, изучающей разные языки, между турецким и арабским языками (как еврейским и индо-европейскими языками) – проведена граница, как между русскими и папуасами.
Словно думать об этих языках, как о родных, в координатах общего культурного поля – было запрещено. А между тем, в гимназиях царской России изучали некий «древнееврейский» язык. И при этом русский-то язык – не изучали.


В Святых текстах есть еще одна интересная особенность.
Слово «еврей» в них чаще означает не какую-то национальность, а «человека» вообще.
И слово «араб» в них тоже означает не какую-то конкретную нацию, а кочевника, и иногда - участника библейского Исхода.
Словом, основные конфликты и прошлого и настоящего, были ссорами между родными братьями. Но когда в мире было иначе?

Библейское междуречье –в арабской Библии прямым текстом называется так, как Средняя Азия, «Маверанахр». Еврейский мир прямо называется «Ордой».

И человек, который погружается в мир Ветхого завета на языке оригинала, видит Палестину и «Ближний Восток» - намного ближе, чем там, где его разместили англичане, переписавшие мировую историю в начале 20-го века под свою колониальную экспансию.
Еще в 19-м веке многочисленные кочевые племена евреев «Eurats» кочевали по всей Великой Степи, но в русской и немецкой традиции, почему-то видеть в степи евреев отказывались, и специально для этого народа было придумано более нейтральное имя «ойраты».

Искажение «арабо-еврейских» корней – оказалось в Европе 19-го века модной темой. Стало понятно, откуда в 19-м веке появилось в десять раз больше «ирландцев», чем их живет в Ирландии. Понимаешь, какие «ирландские» монахи могли крестить Европу и Русь. А как еще можно было упростить имя «евреев»?
Когда Вагнер проводил границу – между еврейской музыкой и немецкой – для него это была еще и граница между старой музыкой - и новой. Старой культурой – и «модернизмом».
Евреями называли людей – вообще, а не конкретный народ, наследие было общим – для всех и каждого.

Следами арабо-еврейского языка наполнена не только Европа (еврейский мир), но и Россия. Как следовало называть по еврейски – тех, кто уходил из степи на север в леса? Молящимися, то есть, славянами – по еврейски. Как называли евреи свою общину? «Мир»… И следы еврейско-арабского культурного влияния оказались повсюду: Иверия, Карпаты, Валахия, Архангельск, Моравия, Москва, Владимир, Ярославль, Бавария.

Все буквы кириллицы – оказалось, просто вывести из арабской вязи. Говорят, что Кирилл с Мефодием украли буквы у греков, то про то, что сами греки свистнули алфавит у арабов/ евреев – почему-то не признавались.


Пытаясь разобраться в арабских корнях своей души – я поехал на Восток.
Восточные люди по другому учатся в своих университетах. Они учат там язык Корана, чтобы научиться правильно понимать Слово, Бога и себя.
Когда к простому арабу на улице на математически правильном языке обращается европеец, араб буквально слышит дыхание «святых книг» и образованного просветления. Любой уважающий себя араб пытается с таким европейцев выпить – или укуриться.
В поездках по Востоку мне обычно не приходилось платить за жилье или за обед. Я платил только тогда, когда хотел остаться один.

На востоке очень важен ритуал.
Когда ты здороваешься с арабом, ты приветствуешь его дюжиной-другой пожеланий – и по тому, как он приветствует тебя, понимаешь, откуда приехал этот человек, каков его социальный статус, насколько он образован и остроумен…


Летом 2005 года я катался на доске под парусом по волнам в Марокко.
Дуло сильно и нещадно несколько дней.
Когда есть ветер и волны – это удовольствие, с которым не сравнится ни секс, ни вино. Пульс под две сотни, мозг не думает, все движения – естественны, не успел подумать – сделал, кайф не мерянный.
Ночью руки сжимали гик, ноги под одеялом искали петли. Плечи дергались, закрывая парус… Короче, спустя неделю я попросил менеджера кемпинга о небольшом одолжении, помочь мне выспаться, и дал ему 20 евро.

Через четверть часа Махмуд вернулся, неся в руках здоровенный кальян. И сунул мне за пазуху кусок гашиша, размером с пачку сигарет. Тот случай, когда «отдых» по мароккански – при переводе на русский не знает меры.

У меня было несколько арабских историй про себя и русских, с которыми я как Задорнов мог выступать на востоке, собирая вокруг себя доброжелательную толпу.

С компанией серферов мы ехали через все Марокко на юг, от Сувейры – до Дахлы. Полиция останавливала нас каждые пятьдесят километров. Маленький Фиат и парусное оборудование на нем, в два раза превышающее размеры самой машины – действительно привлекали внимание.
Услышав мой арабский – меня просили пройти в участок, там я садился и начинал свой рассказ. Вокруг меня оказывалась дюжина полицейских, которые, подперев подбородки, молча слушали, не прерывая. Представление продолжалось минут двадцать, после чего мне жали руку и отпускали – без штрафов, взяток – и так до следующего блок-поста через 50 километров.
Мои русские спутники недоумевали, чем я развлекаю жандармов– посреди Сахары? А у меня было впечатление, что я оказался самым интересным приключением для полицейских за несколько месяцев.

Эклектика между потрепанным серфером и классическим арабским действовала на полицейских очень по своему. Эту историю проще перевести на русский таким образом.
Останавливает гаишник где-нибудь под Нижним Тагилом запорожец. Из него выходит здоровенный негр, и на правильном старославянском спрашивает гаишника: «Что же ты, отрок, сию скотину механическую тиранишь? Пошто душу свою губишь подозрениями суетными?»…

На арабском востоке нет других авторитетов, кроме образованного собеседника. Неожиданно для себя я раз-за-разом оказывался рядом с муаллимами/ проповедниками из местных мечетей, с которыми вместе мы обсуждали щекотливые вопросы веры.
Агрессия? Была всего один раз, когда реально сумасшедший марокканец погнался за мной с топором. Маленький, плюгавый, полтора вершка. По большому счету, когда человек просто катается в море под парусом – он рискует намного больше.

Истории про то, как мне удавалось в любом месте за пару минут решать проблемы и находить то, что часто создает для русских туристов за рубежом основные проблемы – сделали меня широко известным – в узких кругах парусного спорта.

Надо отдать должное, Махмуды и их "подарки" не сделали мир вокруг счастливей. Дурь кататься в море не помогает. Более того, из первой своей поездки в Марокко я привез вывих руки.
Из второй – порванный мениск.
Зная про математику и экстраполяцию, в третий раз я туда вряд ли соберусь.
Может быть из-за «ангелы» недоглядели, либо там были не только ангелы, и когда доходит дело до внутренней дури и «дури» внешней – ой-ей-ей...

Возвращаясь к моему «внутреннему арабу»…
Через пятнадцать лет оказалось, что мой батя был не только татарином, но и немного бухарским евреем, родной язык которых как раз арабский. Арабская и еврейская ветки – сошлись в одну. Отец пытался выучить язык своих предков и, возможно, эти же «корни» отозвались во мне, когда я открыл учебник.
А может быть, русскому человеку всегда проще поверить в чудо, чем в себя?


В старом анекдоте пожилой еврей спрашивал. «Правда ли что евреи продали Русь?» И «Где я могу получить свою долю?» Неожиданно оказалось, что в этом наследстве есть и моя доля. И твоя. И их. Чтобы узнать свою настоящую веру и настоящие традиции – их обязательно надо искать.

Для меня, бывшего по жизни, скорее, антисемитом – новость про еврейские корни была шокирующей. То, что я понимаю банковский бизнес, финансы, бухгалтерию и прочие «жлобские штучки» - оказалось не призванием, а «генетической памятью». В банковское «гуано», оказывается, меня нисколько не тянуло, я просто все о нем знал благодаря «зову предков».

Мой сокурсник Марк, любуясь моим уральским антисемитизмом не однажды приводил примеры, что самыми одержимыми сионистами – являются не евреи, тогда как антисемитизмом как правило, страдают именно скрытые евреи… Как знал…
Как любить людей, который всегда оказываются правы?
Антисемитизм погас, заметив на прощание, что еврей во мне – все-таки обманул несколько арабских стран, несмотря на категорические запреты посещать эти страны. Евреи – они такие… везде пролезут.


Когда я посмеиваюсь над отторжением своей еврейской сущности, вспоминаю одного немецкого ефрейтора, который придумал для своего внутреннего комфорта племя неких «ариев». О которых не было известно почти ничего, но которых он считал противоположностью всех известных ему «еврейских пороков».
Какова ирония?
Превозносить и одновременно уничтожать один и тот же образ – хотя и под разными именами… Понятно, что подсознание человека после этого пошло «в разнос» и не удивительно, что человек сошел с ума – от ненависти, которая оказалась ненавистью к себе самому. Но – разве когда-то у агрессии были другим причины, чем глупость и недовольство самим- собою?

Tags: "жыды" и около, radmirkilmatov, думаем, человек
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments